Маршруты

Северные просторы

Удивительное интервью с удивительными людьми. Петр и Наталья Богородские. В противофазе с основной массой соотечественников их манит не юг — а север. За спиной уже Ладога, Белое море, Варандей, Вайгач, Канин… полярные сияния, встречи с по-настоящему счастливыми людьми, осознание бескрайности просторов нашей страны, и огромная работа по изучению и популяризации исторического и культурного наследия, оставшегося после освоения Арктики Советским Союзом.

Расскажите о проекте Севпростор в целом и о себе. Путешествия по северным регионам для вас хобби или работа, и если последнее — то как удается ее совмещать с такими длительными экспедициями?

Никакого «проекта» Севпростор не существует, мы просто путешествуем вдвоем по интересным местам, а потом рассказываем об увиденном и пережитом на своем сайте sevprostor.ru. Сначала это было чем-то вроде хобби, а потом стало образом жизни: по сути, все наше время теперь посвящено либо экспедициям, либо их описаниям, либо зарабатыванию денег на новые путешествия.

Пару раз нам удавалось совместить путешествия и заработок: заказчики предлагали нам увлекательную полевую работу, найдя наш сайт в интернете, а мы с удовольствием соглашались. Например, в 2011 году мы отправились в путешествие в Баренцево море и попутно доставили лукойловского эколога в район СМЛОП «Варандей», где он взял пробы воды и грунта, а затем перешли на остров Долгий и провели там для него некоторые исследования.

Самолет на Греэм-Белле

В 2013 году нас пригласили поучаствовать в «Очистке Арктики» на острове Греэм-Белл архипелага Земля Франца-Иосифа. Нашей задачей было сохранение историко-культурных объектов, оставшихся на острове после военных, т. е. всего, что связано с историей авиации — самолетов, объектов аэродромной инфраструктуры, старой техники, РЛС и т. п. Нам требовалось осмотреть и описать указанные в Техзадании объекты, а также разведать новые, не замеченные ранее. Также мы должны были нанести все на карту, сфотографировать, собрать кое-какие артефакты, и пометить здания и машины при помощи красно-белой ленты, чтобы их не уничтожили рабочие в ходе очистки. В дальнейшем, эти объекты, возможно, удастся как-то использовать в научных целях. Да и даже в том случае, если использоваться они не станут, то вреда от них никакого уже не будет.

РЛС на ЗФИ

Совмещать путешествия с исследованиями и просветительской деятельностью — очень интересно, и мы надеемся, что это не последние предложения в нашей жизни. А вообще спонсоров и покровителей у нас нет, зарабатываем мы фрилансом и другими разовыми работами — всем, от написания статей и веб-разработки до сварочных работ.

Какие задачи вы перед собой ставите? Какие экспедиции у вас за спиной?

Изначально никаких конкретных задач не было, просто желание сходить в байдарочный поход и голое любопытство. Начинали мы с Ладожского озера, затем на пару недель отправились на Карельский берег Белого моря. На второй год сплавились по реке Поной, что на Кольском полуострове, и Белым морем дошли до деревни Чаваньга.

После этого захотелось чего-то большего, и мы отправились в Арктику, которая тогда была еще белым пятном для многих российских туристов, и особенно байдарочников. Мы прошли от Нарьян-Мара до Вайгача, а на следующий год продолжили путь — также на байдарке, — дойдя от деревни Каратайка на Югорском полуострове до поселка Амдерма. Насколько нам известно, этот маршрут был первопроходческим — его на байдарке так никто до сих пор не повторил.

Югорский полуостров

В дальнейшем мы построили надувной парусный катамаран и сходили от города Печора до острова Долгого, что в Баренцевом море, но надувной катамаран в итоге не удовлетворил нас, и мы решили продать его. Покупатель нашелся в Нарьян-Маре, и поэтому следующий поход проходил по маршруту Архангельск — полуостров Канин — Нарьян-Мар.

Далее мы решили построить, наконец, нормальную лодку, что и сделали за два года в общей сложности.

Наша лодка на Белом море

Когда мы еще только начали путешествовать по морю, то поняли, что в нашей Арктике сохранилось множество заброшенных военных и научных объектов: маяков, погранзастав, факторий, метеостанций и т. п. Конечно, такие вещи заинтересуют кого угодно. Сперва мы просто бесцельно фотографировали и осматривали их. Но позже стали детально изучать, разыскивая информацию о них в интернете и находя живых свидетелей, которые работали и служили в этих местах. Ведь все эти части ПВО, аэродромы и промысловые избы — все это свидетельства того, насколько глубоко Арктика использовалась Советским Союзом и в дальнейшем, Россией. Не какие-нибудь там избушки первопроходцев, а реальные свидетельства освоения этих мест русскими людьми.

Маяк на Белом море

Сейчас, конечно, наша страна вновь наращивает свое присутствие в Арктике: строятся новые военные базы; реконструируются и развиваются полярные поселки. Это хорошо и правильно, но при любом строительстве и реконструкции неизбежно исчезают памятники прошлой эпохи.

Мы поняли, что информации про все эти заброшенности крайне мало в общественном доступе, и пока все не исчезло окончательно, надо рассказать об увиденном как можно больше. Так, основным нашим направлением и стало изучение и популяризация исторического и культурного наследия, оставшегося после освоения Арктики Советским Союзом — чтобы ни у кого даже не возникало вопросов о суверенитете России над ее арктическими территориями и акваториями.

Маяк на Югорском полуострове

Трудно так в двух словах объяснить, что мы нашли в этом всем. Кто-то говорит, что мы занимаемся рытьем в помойках. Да, так оно и есть, но помойка помойке — рознь. Собственно, мне кажется, что когда ты ворошишь какие-то старые всеми забытые предметы, то возникают именно те чувства, которые всегда воспевали и воспевают авторы-фантасты. Ты высаживаешься на незнакомый пустой берег перед неким комплексом, берешь в руки оружие на всякий случай, и аккуратно идешь изучать Объект. Прямо, как член команды фантастического звездолета «Прометей» из одноименной кинокартины. Или как герой старой советской книги, идущий с собакой по улицам пустого города на планете, население которой погибло в результате генетической мутации.

Заброшенная камбальница на полуострове Канин

Не меньший интерес представляет и изучения быта и культуры различных людей, встречающихся на нашем пути. Люди — это просто неисчерпаемый кладезь этнографической информации. При этом оказывается, что, например, житель НАО и житель Ленобласти — это люди, живущие как бы в совершенно разных мирах. Разные условия, разные культуры, совершенно разное мировоззрение.

В ближайшие годы нами запланировано постепенное прохождение всего Северного Морского Пути и тщательное исследование арктических островов и побережья на предмет заброшенных объектов. В 2015 году мы прошли первый этап нового большого маршрута. Эта часть пути пролегала от Ладоги до Белого моря. На зиму лодка осталась в Архангельске, и в этом году мы продолжим экспедицию, отправившись от Архангельска на восток, в сторону Вайгача и Новой Земли.

Олени на полуострове Канин

Почему Вы выбрали своим главным направлением именно Север и Арктику? Ведь это не самые гостеприимные места с точки зрения туризма и путешествий. И как вы туда добираетесь?

Там больше всего свободы. Там мало людей, а те что есть — добры и прекрасны. Кстати, как раз-таки север и Арктика в среде спортивных туристов — самые популярные регионы! Добираемся мы туда, как и любые другие люди: на общественном либо личном транспорте: поезд, самолет, вертолет, мотоцикл, а иногда и попутные колесные или гусеничные машины.

Метеостанция Белый Нос, Югорский полуостров

Изменил ли Север вас как людей? В чем заключаются главные открытия, которые Вы для себя сделали?

Безусловно. Правда, не сразу. Но изменил очень сильно. Вообще, Север — это такое место, попав в которое единожды, ты уже не можешь без него жить. Мы неоднократно слышали от местных истории про людей, приезжавших на сезон заработать денег, да так и оставшихся там до самой смерти, и похороненных в итоге в вечной мерзлоте. Да и сами мы таких людей встречали.

Весна на Земле Франца-Иосифа

Главное наше открытие состояло в том, что Россия является поистине безграничной, очень счастливой и, главное, предельно свободной страной. Когда мы были типичными жителями Санкт-Петербурга, не бывающими нигде за пределами КАДа — эти вещи для нас были совершенно неочевидными. Но внезапно оказалось, что нас окружает целый мир, населенный людьми, говорящими на одном с нами языке, но живущими совершенно иначе.

Кемские шхеры

Довелось ли Вам видеть северное сияние? Что еще из природных явлений или встреч с людьми/животными вы бы отнесли к самым ярким моментам своих путешествий?

Да, конечно. Полярные сияния регулярно наблюдают даже жители Ленинградской области. Самые яркие впечатления? Ну, как сказать? Например, первая встреча с белым медведем, когда мы вообще не знали, как нужно себя вести. Или переход через Хайпудырскую губу на байдарке в очень плохую погоду и через сулой — на той стороне мы вылезли из лодки совершенно другими людьми.

Как ни странно, лично на меня произвел неизгладимое впечатление прошлогодний поход, а именно его морская часть. Мы обходили «внутреннее» Белое море по кругу. Дело происходило в конце сентября, природа постепенно увядала, погода становилась все хуже, а дни — все короче.

Югорский полуостров

Я увидел в этом аллегорию человеческой жизни, и с кристальной ясностью осознал конечность собственного бытия. Мол, впереди — только постепенное разрушение и смерть. Если в вышеупомянутой Хайпудырской губе было просто стояние на самом краю и животный ужас, то тут — именно осознание очевидных фундаментальных вещей.

Югорский полуостров

Все эти мысли теперь очень успокаивают меня и делают более счастливым. Они дают чувство осознанности того, что ты делаешь; чувство того, что нужно не распыляться на мелочи и не поддаваться соблазнам, а четко следовать намеченной цели, пытаясь добиться как можно большего за отмеренное тебе время. Когда ты понимаешь, что не будешь жить вечно, то многое становится проще. Все должно делаться ради выполнения одной единственной задачи — быть спокойным и полностью удовлетворенным в момент собственной смерти. Как крылатая ракета, например: уверен, что если бы она могла мыслить, до думала бы то же самое. Главное тут — дотянуть до логического конца.

Какие новые маршруты у Вас в планах?

Постепенное прохождение всего Северного Морского Пути. Попутно — Новая Земля, Таймыр, Северная земля. Есть желание сходить своим ходом на ЗФИ и другие удаленные полярные острова.

Петя и Наташа.

Комментарии

Чтобы оставить свой комментарий, авторизуйтесь на нашем сайте.

Маршруты
До Сахалина и Заполярья – рукой подать!

Сергей Пищулов из команды путешественников «Градусы Открытий» рассказывает о том, как проехать нашу страну от края до края на машине, о том какие люди встречаются на пути и о том, почему внутренний туризм даже в самых удаленных регионах сегодня доступен каждому.

Маршруты
Костромское настроение

Монастырь, основанный татарским мурзой, запрещенные церковью объемные изображения святых, «избушки на курьих ножках», берестяные самовары — мы на родине Ивана Сусанина и Островского — в Костроме.

Ворота
Маршруты
Ростов Великий октябрьской зимой

Заснеженные крыши белокаменного Кремля, где снимался «Иван Васильевич», бескрайнее озеро Неро и волшебная ростовская финифть.